ШКАТУЛКА ПАНДОРЫ

2 Жрица (Дева озера Ллин-ы-Ван-Вах (Уэльс)

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

2 Жрица (Дева озера Ллин-ы-Ван-Вах (Уэльс)

Сообщение автор ????? в Вт Апр 26, 2011 9:36 pm

2 (Жрица) The Sorceress/Колдунья
Дева озера Ллин-ы-Ван-Вах (Уэльс)



В Южном Уэльсе, высоко в Черных Горах, есть долина, в которой сокрыто одинокое озеро Ллин-ы-Ван-Вах.
На берегу озера, в Блаэнсауде, жила когда-то на своей маленькой ферме одинокая вдова с единственным сыном Гронвом. Когда мальчик подрос, он стал пасти скотинку, что была у них, на нежной траве у озера. И вот однажды, сидя у воды и поглядывая на коров, услышал Гронв плеск воды, доносящийся со стороны озера. Он оглянулся вокруг, и, к изумлению своему, увидел молодую девушку, сидящую на глади воды. Она расчесывала свои длинные волосы и рассматривала свое отражение в воде, как в зерклае. И подумал Гронв, что эта девушка - красивейшее из всех созданий, что видели когда-либо глаза смертного.
И вдруг девушка заметила Гронва, стоящего на берегу озера и изумленно смотрящего на нее. Он протянул ей ломоть ячменного хлеба с сыром, который мать дала ему с собой. И девушка, вначале испугавшаяся, медленно приблизилась к нему, скользя по озерной глади. Она дотронулась рукой до хлеба, но когда юноша попытался коснуться ее, она отдернула свою руку и сказала, грустно качнув головой:

Крас ди вара,
Нид хаудд ви нала...

Жёсток печеный хлеб,
Трудно поймать меня.

И с этими словами она нырнула под воду и пропала, оставив несчастного Гронва на берегу - горевать о своей судьбе. Ведь он с первого взгляда полюбил ее - Деву Озера.
И Гронв вернулся домой, и рассказал матери о своем прекрасном видении, и спросил ее совета: как привлечь ему полюбившуюся волшебную девушку? И к следующему дню матушка испекла ему другой хлеб, такой хороший, какого сами они давно не едали.
На утро, не успели лучи солнца коснуться вершин гор, Гронв уже стоял рядом с озером, держа свой пышный хлеб в руках и с тревогой ожидая, появится ли сегодня девушка. Час за часом пристально всматривался он в озерные воды, и час за часом не видел ничего, кроме мелкой ряби, поднятой легким ветерком, и играющих на воде солнечных лучей. Но когда время перевалило за полдень, и Гронв готов был отправиться домой, к великой его радости на залитой солнцем воде озера опять появилась девушка.
Она показалась Гронву еще более прекрасной, чем раньше, и Гронв с восторгом протянул ей свой хлеб. Но девушка лишь коснулась его рукой и остановила влюбленного юношу словами:

Ллайт ди вара,
Ти ни вынна

Непропеченный это хлеб,
Не нужен мне такой...

Но прежде чем исчезнуть, на сей раз она одарила Гронва грустной улыбкой, и он почувствовал, что не стоит, возможно, впадать в отчаяние. По дороге домой воспоминание об этом наполнило его надеждой, что уж в следующий-то раз Дева Озера, наверное, не откажется принять его подарок.
Он рассказал своей матери о том, что произошло, и она опять испекла ему хлеб, и уж постаралась, чтобы он не был ни черствым, ни непропеченным.
И вот на следующее утро, задолго до восхода солнца, Гронв снова прогуливался по берегу с хлебом в руках и надеждой в сердце, пристально всматриваясь в неподвижную водную гладь.
Овцы и кози пощипывали траву на крутых склонах гр, коровы разбрелись среди скал и валунов. Прошел дождьь, появилось солнышко, а затем облака снова затянули небо. Но ничего из этого не заметил юноша, настолько он был переполнен любовью к девушке из озера. Утро превратилось в день, день - в вечер. И ничего не было видно на озере, кроме гонимымх ветром волн и дождевой ряби на темной воде.
Появились первые ночные тени, и Гронв уже был готов уйти в горьком разочаровании, когда, бросив на озеро последний взгляд, увидел он гуляющих по оде коз цвета черного янтаря. Тотчас воскресли его надежды, что прекрасная дева Озера появится, и правда, вскоре появилась она, и была прекрасней, чем когда-либо.
Когда она приблизилась к юноше, побрел он по холодным водам озера ей навстречу, с надеждой протягивая свой хлеб. И - о чудо! - на этот раз она приняла его дар с благодарной улыбкой и даже позволила ему взять ее за руку и вывести на берег. А Гронв от радости совсем потерял дар речи; с опущенной головой и пылающими щеками он лишь застенчиво смотрел на ее ступни в легких сандалиях.
Но в конце-концов он пришел-таки в себя и заговорил, глядя прямо в ее карие глаза:
- О девушка, я люблю тебя так сильно, что не в силах передать этого, - сказал он, - и я хочу просить тебя быть моей женой.
Он просил ее так искренне и горячо, что в конце концов она обещала быть его невестой. Она высказала лишь одно условие, что выйдет за него замуж и будет жить с ним пока не совершит он Три Эргид Дьяхос - Три ненужных удара. И если когда-либо случится, что он три раза без причины ударит ее, на покинет его навсегда. Конечно, Гронв сразу же сказал, что ни за что на свете не ударил бы ее, что он скорее отрубит свою руку, чем сделает это.
Между тем девушка высвободила свою ручку из его рук и, убежав к озеру, бросилась в воду. И Гронв сначала удивился, а потом опечалился, подумав, что она лишь жестоко его дразнила и теперь уже никогда не вернется. Так он расстроился, что решил утопиться в том же озере. Взобрался на вершину огромной скалы, нависавшей над озером, и совсем было уже собрался прыгнуть в темные озерные воды, как услышал окрик:
- Остановись, смелый юноша, и подойди сюда.
Обернувшись, он увидел убеленного сединами старика, величавого как король, с двумя прекрасными девушками; все они появились из озера. И когда Гронв спустился к ним навстречу, старик обратился к нему с такими словами:
- Ты хочешь жениться на одной из моих дочерей. Быть тому. Я не буду мешать тебе, тем более, что дочь моя и сама этого желает. Но сначала, чтобы доказать свою любовь, ты должен сказать мне, какая из этих двух обещала выйти за тебя замуж.
Сердце Гронва наполнилось ликованием: как мог он ошибиться и не узнать свою возлюбленную? Но взглянув на девушек, он сильно смутился: они были неотличимы друг от друга, как два лепестка розы. И если он случайно выберет не ту девушку, то все навсегда будет потеряно.
Мысль о том, что он может ошибиться, довела его до отчаяния. Гронв уже почти готов был признаться, что не может разрешить эту задачу, как одна из девушек слегка подвинула свою левую ногу. С радостным возгласом он немедленно взял ее за руку.
- Ты выбрал правильно, - сказал строгий старик, - смотри же, будь для нее добрым и любящим мужем, а я пожалую вам в приданное столько коров, овец, коз, свиней и лошадей, сколько она сумеет сосчитать не переводя дыхания. Но запомни - если ты трижды без нужды ударишь ее, она навсегда вернется ко мне.
Гронв был переполнен счастьем. А его невеста стала считать по пять:
- Ин, дай, три, педвар, пимп. Ин, дай, три, педвар, пимп. Ин, дай, три, педвар, пимп. - Раз, два, три, четыре, пять. Раз, два, три, четыре, пять. Раз, два, три, четыре, пять, - и так до тех пор, пока ей хватало воздуха. И как только она досчитала, из глубины озера появилось такое же количество коров.
Затем она посчитала овец:
- Ин, дай, три, педвар, пимп. Ин, дай, три, педвар, пимп...
Она продолжала считать, пока опять не перевела дыхание. Не успел никто и глазом моргнуть, как посчитанные ею овцы с блеяньем появились из воды. Точно так же она посчитала коз, свиней и лошадей, и вскоре на берегу стояли чудесные стада коров, овец, коз, свиней и лошадей.
Между тем старик и его вторая дочь исчезли, и Гронв взял девушку за руку и повел ее на свою ферму, и все животные последовали за ними.
***
Через несколько дней Гронв женился на Деве Озера, и стали они жить в Эсгар Ллаэтди, что в миле от деревни Миддвай. В счастье прожили они несколько лет, и родились у них три прекрасных сына.
Когда самому младшему из них было десять лет, Гронва и Нелверх - так звали Деву Озера - пригласили в соседнюю деревню на крестины. Они отправились туда пешочком, прямиком от своей фермы. День выдался жарким, идти было далеко, и скоро Нелверх натерла ноги и пожаловалась, что не может дальше идти.
- Если ты не желаешь дальше идти, - сказал Гронв, - я вернусь домой и приведу для тебя лошадь.
Его жена согласилась, и попросила принести ей также перчатки, котороые она оставила дома. Гронв вернулся на ферму, привел лошадь, принес перчатки и чувствовал себя от такой прогулки по жаре сильно уставшим.
Но как только он собрался помочь своей жене сесть верхом на лошадь, она неожиданно сказала:
- Я передумала, давай лучше вернемся домой.
От такой неожиданности Гронв страшно разозлился и, не успел он взять себя в руки, как легонько ударил ее перчатками.
Его жена села на лошадь и глубоко вздохнула.
- Это, муж мой, и есть первый удар без причины, - напомнила ему она, и он вспомнил о своем обещании, которое давал, когда просил ее стать его женой.
Хоть Гронв был зол на самого себя, он успокоил себя тем, что ничего еще не потеряно, и что он никогда больше и пальцем не тронет свою жену.
...Спустя несколько лет, когда Гронв и Нелверх были на свадьбе, жена его неожиданно расплакалась и стала рыдать так горько, что сердце кровью обливалось. Веселье и смех гостей за столом разом утихли, и все повернулись в их сторону.
- Что с тобой, милая моя? - нежно спросил Гронв.
- Я плачу, - ответила Нелверх, - потому, что у этой пары вся жизнь будет сплошным несчастьем. Они не созданы друг для друга.
Все гости были поражены, а некоторые даже разозлились, услышав такие слова. Гронв, который успел выпить уже больше одного стакана ядреного пива, покраснел и крепко встряхнул ее за плечо.
Нелверх перестала рыдать и глазами, наполненными слезами, печально посмотрела на мужа.
- О муж мой! - вздохнула она, - вот ты и ударил меня второй раз без нужды.
...После этого случая Гронв следил за собой днем и ночью. Он был так счастлив в своей любви, что знал - сердце его разорвется от горя, если из-за одного случайного удара его жена покинет его. Прошли годы, и дети их выросли и стали красивыми и умными юношами.
И вот случилось так, что однажды были они на похоронах. На самой середине службы Нелверх вдруг засмеялась так громко, что все присутствующие уставились на нее в недоумении и возмущении. Ее несчастный муж громко прошептал ей:
- Тише, жена, подумай о людях вокруг!
Но она продолжала смеяться даже громче прежнего. Будучи в крайнем смущении, Гронв грубо схватил ее и оттащил от могилы. Но тут же он понял, что натворил, и в ужасе закрыл лицо руками.
А Нелверх тотчас перестала смеяться и повернулась к мужу.
- Я смеялась, - сказала она, - потому что люди лишь после смерти избавляются от всех своих несчастий. Вот, любимый муж мой, ударил ты меня в последний раз. Был у нас честный уговор; теперь мы больше не муж и жена. Прощай, навсегда я должна оставить тебя и эту землю.
И она направилась к Эсгар Ллаэтди, где собрала весь свой скот, выкликая каждую скотину по имени:
Ми улврех, Моэлврех,
Ми олврех, Гвинврех
Пэдайр каэ тонн-врех,
Ир хэн вынэбвен,
А'р лас Гэйген,
Гыда'р Тару Гвин,
О лис ы Бреннин,
А'р лло ди бах,
Сидд ар ы бах,
Дэре дитай, ын йах адре

Пестрая корова, в белых пятнах
Пятнистая корова, в крупную крапинку,
С четырех твоих зеленых лугов крапчатая,
Старая белая морда,
И серый Гэйген,
И белый бык
С королевского двора,
И маленький черный теленок,
Висящий на крюке,
Все приходите и идите за мной -
Домой.

Все они сразу же послушались своей хозяйки. Даже маленький черный теленок, подвешенный в кладовой на крюке, ожил, спустился с крюка, одел свою шкуру и побрел прочь вместе с остальными коровами, овцами, козами, свиньями и лошадьми.
Все они вслед за своей хозяйкой ушли к озеру, из которого вышли когда-то много лет назад. И, подходя к берегу, не останавливаясь, шли они в озеро, и скоро все до единого исчезли под темными его водами. Осталась на берегу лишь борозда от плуга, который тащила за собой лошадь, - тащила до тех пор, пока вместе с ней не скрылся он в озере.
Исчезло тогда все, что привязывало Гронва к жизни. В отчаянии последовал он за своей женой вниз к озерной котловине и, ошеломленный своим горем, вошел в воды озера вслед за ней.
И тело его так никогда и не нашли.
Много-много дней и ночей провели три их сына у озера в надежде найти своих пропавших родителей. И в конце-концов преданность их была вознагаждена, и однажды, несколько недель спустя, появилась Нелверх на том берегу озера, что до сих пор называется Ллидиад-ы-Меддигон, Ворота Целителя. Скользя по спокойной озерной глади, подошла она к своему старшему сыну, Риваллону - точно так же, как много лет назад подошла к его отцу.
И наказала она ему оставить печаль. Впредь его призванием и призванием его братьев на земле должно было стать облегчение людской боли и страданий. И после того она часто приходила на берег к своим сыновьям и рассказывала им, как целить людей и излечивать разные болезни, и иногда подолгу гуляла с ними по окрестным долинам и горам, показывая братьям целебные травы.
Благодаря наставлениям матери, три ее сына стали самыми искусными целителями в Британии. Лорд Рис, владелец большей части Южного Уэльса, пожаловал им земли и при жизни своей воздавал им великие почести. В Миддвае открыли братья больницу для исцеления страждущих и охотно бесплатно лечили тех, кто был слишком беден, чтобы заплатить за лечение.
Слава о Целителях из Миддвая распространилась по всей Британии, и даже за ее пределами, и жива по сей день. Знания Риваллона и его братьев долгое время переходили из поколения в поколение, и часть знаний этой семьи записана в книге, которая называется "Целители Миддвая". Книга эта сохранилась, и до сих пор тот, что желает, может при желании заглянуть в нее...

Ыр хен ур тлуид о'р корнел,
Ган эй дад а глывод хведел,
А хан эй дад вэ глывод интаи.
Ак ар эй ол ми говиаис иннаи.

Седой старик в своем углу,
Он от отца слыхал эту быль,
А тот - от своего отца.
И после них я говорю ее.

перевод shellir

?????
Гость


Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения